Сельская жизнь
Сайт общественно-политической газеты Отрадненского района Краснодарского края
Газета издается с 10 сентября 1930 г.
$ 76.44 € 82.39
       
 
Новости

Шанс на жизнь

Дата публикации: 28.01.2012

Рассказ о наркотиках.

Исповедь Жизни

Я помню, как сейчас, жаркий, солнечный день, часов 12 дня. Я шла на зов материнской слезы, которая в итоге привела меня в полупустой дом.

У кровати сидела, молясь, старая женщина, вся в морщинах, в слезах. Рядом с ней на прогнувшейся, поломанной кровати лежал мужчина лет 30. Он как-то все время дергался. Его руки и ноги были крепко привязаны к кровати. Это сын так рано постаревшей женщины Юрий. Я подошла поближе. Стала вглядываться в глаза Юрия, потом в глаза его матери. Так больно стало. Я присела рядом, спросила у измученной женщины: «Почему Вы плачете? Какое горе в вашей семье?» «Мой сын... - жалобным, дрожащим голосом произнесла женщина, - он наркоман». Я осеклась. Женщина сгорбилась, сжалась. Из ее волос выпал один седой волосок, который повис на её щеке, зацепившись за слезу, как за последний шанс. «Мой родной, кровинушка моя, ты только не умирай, не надо. На кого же ты меня оставляешь? Если не станет тебя, жить мне вовсе не зачем. Мы вылечимся, я верю, только остановись, не умирай, сынок!»

Я вышла в другую комнату, уже возле двери услышала: «Ты кто вообще?» Я повернулась к Юрию, выдавила: «Я жизнь твоя». «Жизнь? Какие гости. Что стоишь, помоги. Дозу дай, умоляю!» - просил наркоман. «Нет! Не надо! Господи, только не это! Не надо! Сынок! Прошу тебя! Жизнь, помогите нам!» - крикнула мать и упала на холодный бетонный пол. С её щеки упал тот самый волосок, и покатилась слеза. Слеза задержалась на груди, которой когда-то Алла Васильевна вскормила своего сыночка Юру. А волосок, словно снежинка, полетел ко мне в руку.

Я сжала пальцами этот седой волосок, задумалась: это его последний шанс. Я должна спасти этого Юрия. Сделала два шага в сторону кровати. Услышав припадочный крик, испугалась, решила было уйти. Нет! Я здесь, значит, этот человек должен выжить! Сделав еще три шага, я тронула руку Юры. Она была такая холодная, вся в синяках, в ссадинах, царапинах, уколах. Это было ужасно. Его трясло. Он просил о помощи, но этой самой помощью для него была не жизнь, а очередная доза героина. А рядом с кроватью лежало обездвиженное тело, старой, уже не дышащей старушки. Она умерла.

Я положила её волосок в руку Юрия. Возможно, это было чудо, но он резко перестал дергаться и сказал: «Жизнь, прошу, дай шанс, не уходи. Верни мать!» Я ничего не смогла ему ответить. Лишь подняла его голову, заставила посмотреть на тело той, которая его родила. Мужчина зарыдал. Он просил о пощаде, кричал, умолял простить и помочь избавиться от пагубной привычки. Я ушла, оставив ему лишь одинокий волосок матери в руке.

Исповедь наркомана

Она ушла. Я помню тот день. Он словно страшный сон. Проснулся я, а в руке волос, пустой дом и тело матери рядом со мной. Я стал вспоминать моменты из детства, когда мы вместе с ней ездили на Черное море отдыхать, купались, веселились. А сейчас она лежит, не дышит, и все из-за меня.

Хоронил я её сам. И вместе с землей кинул в могилу иглу и белый порошок, разрушившие нашу жизнь. Пошел искать работу. Как только кто-то видел мои руки, отказывали, смотрели испуганными глазами, а некоторые вообще убегали и вызывали милицию. Это вынудило меня носить черный свитер с длинными рукавами. Но вот однажды я встретил её.

Младше меня на 12 лет. У неё были такие глаза, руки, волосы, как и у моей мамы. Они были так похожи. Мы начали общаться. Каждый день, словно дети, смеялись, веселились, гуляли по ночному парку. Я ловил себя на мысли, что влюбляюсь. Она та, моя. «Она очень похожа на маму, я её никогда не потеряю. Господи, спасибо тебе за это счастье», - говорил я себе перед сном.

Прошло три года. Я шел по ночному парку один. Она была в отъезде. Меня остановил мужской голос. Я обернулся. Увидел старого дружка Кешу. Очень удивился, что он еще живой. Он выглядел потрепанным, жалким, изо рта дурно пахло. В какой-то момент он стал для меня не приятелем по порошку, как раньше, а зеркалом. Неужели я был таким?

Кеша резко достал из кармана маленький пакетик белого порошка. Мне вдруг захотелось вернуться к той жизни, к тем ощущениям. Какая-то неведомая тяга охватила меня. Я не знал, что со мной происходит. Иннокентий позвал за собой. Я понимал, что, если я сейчас сделаю шаг, то больше никогда не вернусь к жизни. И тогда позвонила она. Не Алла, а мама. По телу - дрожь. Я остановился. Это не сон, в трубке я слышал голос мамы: «Сынок, не надо. Ты слишком много потерял. Сегодня у тебя уже нет меня, но есть она, Алла. Не предавай вашу любовь!» Я сделал шаг назад. Позвонил Алле и сказал: «Выходи за меня!» Ответ был положительным.

Так я начал жизнь с чистого листа, но только цена новой жизни была уж слишком дорога.
Юлия Липатова, юнкор «Школьного эха»
Номер: 10 (7090)
Рубрика: Антинарко
 
Новости

Шанс на жизнь

Дата публикации: 28.01.2012

Рассказ о наркотиках.

Исповедь Жизни

Я помню, как сейчас, жаркий, солнечный день, часов 12 дня. Я шла на зов материнской слезы, которая в итоге привела меня в полупустой дом.

У кровати сидела, молясь, старая женщина, вся в морщинах, в слезах. Рядом с ней на прогнувшейся, поломанной кровати лежал мужчина лет 30. Он как-то все время дергался. Его руки и ноги были крепко привязаны к кровати. Это сын так рано постаревшей женщины Юрий. Я подошла поближе. Стала вглядываться в глаза Юрия, потом в глаза его матери. Так больно стало. Я присела рядом, спросила у измученной женщины: «Почему Вы плачете? Какое горе в вашей семье?» «Мой сын... - жалобным, дрожащим голосом произнесла женщина, - он наркоман». Я осеклась. Женщина сгорбилась, сжалась. Из ее волос выпал один седой волосок, который повис на её щеке, зацепившись за слезу, как за последний шанс. «Мой родной, кровинушка моя, ты только не умирай, не надо. На кого же ты меня оставляешь? Если не станет тебя, жить мне вовсе не зачем. Мы вылечимся, я верю, только остановись, не умирай, сынок!»

Я вышла в другую комнату, уже возле двери услышала: «Ты кто вообще?» Я повернулась к Юрию, выдавила: «Я жизнь твоя». «Жизнь? Какие гости. Что стоишь, помоги. Дозу дай, умоляю!» - просил наркоман. «Нет! Не надо! Господи, только не это! Не надо! Сынок! Прошу тебя! Жизнь, помогите нам!» - крикнула мать и упала на холодный бетонный пол. С её щеки упал тот самый волосок, и покатилась слеза. Слеза задержалась на груди, которой когда-то Алла Васильевна вскормила своего сыночка Юру. А волосок, словно снежинка, полетел ко мне в руку.

Я сжала пальцами этот седой волосок, задумалась: это его последний шанс. Я должна спасти этого Юрия. Сделала два шага в сторону кровати. Услышав припадочный крик, испугалась, решила было уйти. Нет! Я здесь, значит, этот человек должен выжить! Сделав еще три шага, я тронула руку Юры. Она была такая холодная, вся в синяках, в ссадинах, царапинах, уколах. Это было ужасно. Его трясло. Он просил о помощи, но этой самой помощью для него была не жизнь, а очередная доза героина. А рядом с кроватью лежало обездвиженное тело, старой, уже не дышащей старушки. Она умерла.

Я положила её волосок в руку Юрия. Возможно, это было чудо, но он резко перестал дергаться и сказал: «Жизнь, прошу, дай шанс, не уходи. Верни мать!» Я ничего не смогла ему ответить. Лишь подняла его голову, заставила посмотреть на тело той, которая его родила. Мужчина зарыдал. Он просил о пощаде, кричал, умолял простить и помочь избавиться от пагубной привычки. Я ушла, оставив ему лишь одинокий волосок матери в руке.

Исповедь наркомана

Она ушла. Я помню тот день. Он словно страшный сон. Проснулся я, а в руке волос, пустой дом и тело матери рядом со мной. Я стал вспоминать моменты из детства, когда мы вместе с ней ездили на Черное море отдыхать, купались, веселились. А сейчас она лежит, не дышит, и все из-за меня.

Хоронил я её сам. И вместе с землей кинул в могилу иглу и белый порошок, разрушившие нашу жизнь. Пошел искать работу. Как только кто-то видел мои руки, отказывали, смотрели испуганными глазами, а некоторые вообще убегали и вызывали милицию. Это вынудило меня носить черный свитер с длинными рукавами. Но вот однажды я встретил её.

Младше меня на 12 лет. У неё были такие глаза, руки, волосы, как и у моей мамы. Они были так похожи. Мы начали общаться. Каждый день, словно дети, смеялись, веселились, гуляли по ночному парку. Я ловил себя на мысли, что влюбляюсь. Она та, моя. «Она очень похожа на маму, я её никогда не потеряю. Господи, спасибо тебе за это счастье», - говорил я себе перед сном.

Прошло три года. Я шел по ночному парку один. Она была в отъезде. Меня остановил мужской голос. Я обернулся. Увидел старого дружка Кешу. Очень удивился, что он еще живой. Он выглядел потрепанным, жалким, изо рта дурно пахло. В какой-то момент он стал для меня не приятелем по порошку, как раньше, а зеркалом. Неужели я был таким?

Кеша резко достал из кармана маленький пакетик белого порошка. Мне вдруг захотелось вернуться к той жизни, к тем ощущениям. Какая-то неведомая тяга охватила меня. Я не знал, что со мной происходит. Иннокентий позвал за собой. Я понимал, что, если я сейчас сделаю шаг, то больше никогда не вернусь к жизни. И тогда позвонила она. Не Алла, а мама. По телу - дрожь. Я остановился. Это не сон, в трубке я слышал голос мамы: «Сынок, не надо. Ты слишком много потерял. Сегодня у тебя уже нет меня, но есть она, Алла. Не предавай вашу любовь!» Я сделал шаг назад. Позвонил Алле и сказал: «Выходи за меня!» Ответ был положительным.

Так я начал жизнь с чистого листа, но только цена новой жизни была уж слишком дорога.
Юлия Липатова, юнкор «Школьного эха»
Номер: 10 (7090)
Рубрика: Антинарко