Сельская жизньСайт общественно-политической газеты Отрадненского района Краснодарского края

Газета издается с 10 сентября 1930 г.
 
Новости

Судьба солдата

Дата публикации: 27.10.2018

Нередко можно услышать: столько лет прошло, а мы всё о войне, да о войне. Почти никого не осталось из солдат, принимавших участие в сражениях Великой Отечественной. Но есть те, кто не смирился с личной потерей, кто надеется и ждёт, кто рад любому известию. Это дети и внуки не вернувшихся с войны. А есть ли что-то более мучительное, чем неизвестность – где, когда сложил голову солдат, есть ли могила… И когда удаётся кому-то помочь, понимаешь, что всё не зря…

О судьбе расскажет фотография
На сайте общественного краеведческого музея станицы Передовой есть фотоальбом, в котором опубликованы фотографии военнопленных солдат, жителей наших мест. Фотографии сделаны вражеской рукой, многие из пленных так и не вернулись домой. Многие из них числились по старым документам и Книге Памяти Краснодарского края пропавшими без вести, но с помощью сведений сайта ОБД-Мемориал министерства обороны РФ, в том числе и по немецким документам, удалось установить некоторые судьбы.
Многие станичники видели эти портреты – измождённые, суровые, порой даже скорбные лица солдат смотрят прямо на нас, держат в руках таблички с номерами, которые вместо имён присваивались каждому, кто попадал в концлагеря, шталаги и офф-лаги. Становится жутко при понимании, что эти фотографии пришли к нам, будто с того света, через годы вернулись домой с весточкой своей земле и близким.

Весточка сквозь годы нашла адресата
И случается, что она находит своего адресата.
Недавно на сайт музея пришло письмо. Вот несколько строк из него: «Добрый день, увидела у вас на сайте информацию о военнопленном Георгии Андреевиче Болдареве, 10.07.1907 г.р., моя бабушка предполагает, что это её отец, хотела узнать, может, вы ещё располагаете какими-то сведениями?»
И началась переписка, были получены воспоминания дочери, рассказы правнучки, фотографии, было много работы. Нужно было собрать воедино разрозненные сведения, проверить их. Дело в том, что на памятных плитах Мемориала павшим в парке ст. Передовой значится Егор Андреевич Болдырев, 1907 г.р. Есть он и в Книге Памяти Краснодарского края, как пропавший без вести. А данные на Георгия Андреевича Болдарева нигде не были указаны.
Пришлось просмотреть записи о рождениях в метрических книгах церкви св. вмч Димитрия Солунского ст. Передовой, чтобы удостовериться, что это один и тот же человек, узнав при этом, что родился он на месяц раньше – 09.06.1907 г., что роду он казачьего, передовского, что в семье было шесть сыновей и дочь Варвара.

Воспоминания дочери
Георгий Андреевич Болдарев родился, по уточненным данным, 9 июня 1907 года. Как рассказывает его средняя дочь Александра Георгиевна, сейчас ей 81 год:
- Папа работал заведующим на конеферме в хуторе Байбарис. В апреле 1941 года его вместе с конефермой призвали в армию. Отец перевез нас из родного дома в ст. Передовой в казённый дом на хут. Советский культурник. Последнее, что он сказал, что здесь вы без меня сможете выжить.
Мама долго плакала, а мы бегали, играли и не понимали, что больше не увидим его никогда. В конце лета пришло извещение, что он пропал без вести.
Мама одна заботилась о нас четверых. Мы голодали. У мамы была прялка и ткацкий станок, и она из конопли пряла нить и ткала ткань, из которой потом шила нам одежду. Две старшие сестры, Нина и Татьяна, после переезда на Совкультурник сразу пошли работать на ферму: пасли и доили коров.
Мама работала в бригаде, которая обрабатывала поля. Чего они только не делали: пололи грядки, собирали урожай, в основном, картофель, обмазывали амбары, косили траву. За работу им полагалось двухразовое питание: баланда из соевой макухи и кукурузная лепешка. Тогда люди работали просто, чтобы поесть.
Когда началась война, мне было четыре года, а самой младшей моей сестре Варваре - два года, мы ходили в детский сад. В шесть лет, в 1943 г., мама отдала меня своей бездетной сестре в Передовую, у которой я прожила два года и там же закончила два класса школы. Очень скучала по маме, и после окончания второго класса вместе с двоюродной сестрой отправилась пешком к ней из Передовой на Совкультурник.
Но через два года, в 1945 г., меня поместили в интернат в Передовой, там я отучилась еще два года. Помню, как было мне одиноко, голодно и холодно. Я даже завидовала детям из детского дома - у них была обувь и ленточки в косичках.

Судьба сама выбирает нас
В семье сохранилось несколько довоенных фотографий, по которым и стали сравнивать отца с карточкой военнопленного. И сходство поражает: на старом фото, сделанном незадолго до войны, изображена вся семья: мама – Мария Ивановна, отец - Георгий Андреевич и четыре дочери, Александра Георгиевна стоит между родителями. Здесь отец тоже суровый, но улыбка чуть тронула его губы – он дома, в своей семье.
Никто из них не мог предположить, какая горькая судьба выпадет на его долю.
Воевал он в 155 стрелковом полку, но совсем недолго – 8 октября 1941 года попал в плен около местечка Поповка, затем был увезен в Германию в шталаг III-C Alt-Drewitz. Там ему был присвоен личный лагерный номер 26868.

Сведения из концлагеря
Немецкая карточка сухо сообщает, что Boldarew, его фамилия на латинице, - блондин, рост 169 см., из крестьян, православный, рядовой, что отца зовут Андреем, мать – Марфа, её девичья фамилия - Чекалина. Есть и сведения о том, что жена Мария Ивановна живёт в станице Передовой Удобинского района Краснодарского края. В отдельном квадратике виден отпечаток большого пальца правой руки.
Шталаг III-C, что означает рабочий лагерь, был построен в июне 1940 года (фашисты готовились) на окраине деревни Альт-Древитц, в шести километрах от крепости Кюстрин, сейчас - Drzewice, в 80 км к востоку от Берлина. Его военнопленных использовали на разных работах. Первоначально лагерь служил местом содержания нескольких тысяч солдат и унтер-офицеров из Польши, Франции, Великобритании, Югославии и Бельгии, а с 1943 г. - и из Италии.
Советские военнопленные стали поступать в лагерь в июле 1941 года. Для их содержания была отведена отдельная территория.
По имеющимся на сегодняшний день данным, в лагере погибло свыше 12 тысяч военнопленных – они были убиты или умерли от голода. Большинство военнопленных солдат направлялись работать в промышленности и на фермах в Бранденбург.
Через четыре месяца, 6 февраля 1942 г., Георгий Андреевич был переведен в 69-й лазаретный барак с диагнозом острый бронхит.
Лазаретом называли отдельное огороженное пространство внутри лагеря. Состоял он из восьми бараков: два барака - для службы лазарета и шесть - для размещения больных, по 250 человек в каждом.
В бараке «С» находились инфекционные больные и раненые. Медицинскую помощь не оказывали - проводили эксперименты. В лазарете запрещалось закрывать окна, пол ежедневно увлажнялся, утром давали желудевый кофе, в обед суп из неочищенной брюквы на воде. Хлеб выдавался по норме 1 буханка на 12 человек в день. Смертность в лазарете была очень высокой.
Нашему солдату удалось там продержаться довольно долго, видимо, его использовали для обслуживания бараков целый год – смерть наступила 19 марта 1943 г.

Если бы только был жив отец…
Александра Георгиевна часто повторяет: «Если бы мой отец не пропал на войне, моя жизнь сложилась бы совершенно по-другому».
- После войны мы переехали в Туапсе. Старшая сестра Нина устроилась работать на нефтезавод, я закончила восьмой класс, хотела поступить в техникум, но директор школы из Передовой не прислал мою характеристику, и я пошла разгружать вагоны на торгово-закупочную базу (ТЗБ), потом меня отправили в г. Краснодар учиться на продавца широкого профиля, - делилась воспоминаниями дочь Георгия Андреевича Болдарева. - После окончания вернулась в Туапсе, где и работала в магазине. В 1956 году вместе с подружкой поехала работать в Туркменистан в город Челекен, где тоже работала в торговле, там я и познакомилась со своим будущим мужем.
Вслед за мной на полуостров переехали две мои сестры Нина и Варвара. Мама осталась одна в Туапсе, она работала на машиностроительном заводе в охране. В Туапсе она самостоятельно научилась читать и писать, получала пособие по потере кормильца, продукты и вещи. Замуж не выходила, всё ждала, все надеялись, что папа вернется. Писали запросы в архивы, искали по госпиталям… В 1959 году я вернулась в Туапсе и устроилась работать на машиностроительный завод. Там работала термистом и параллельно училась в техникуме по профессии техник-электрик промышленного оборудования. В дальнейшем я работала и начальником АХО, и инспектором по распределению жилищного фонда, и управляющим базой отдыха. Кроме того активно занималась общественной деятельностью - была комсомолкой, пионервожатой в школе, членом партии, депутатом Городского совета (12 лет), депутатом Краевого совета (два года), председателем комиссии по выборам в Верховный Совет РСФСР. Имею звания - Ударник коммунистического труда, Ветеран труда.
Сейчас у Александры Георгиевны двое детей, четверо внуков, пять правнуков. Она живет в Туапсе.
Правнучка солдата Анастасия Владимировна, ей 34 года, живёт в Краснодаре, рассказывает:
- Бабушка возила меня, когда я была еще маленькой, в Передовую, на хутора Ильич и Байбарис. Мы заходили в гости к ее подруге, ездили к тому месту, где много лет назад отец на телегах перевозил их через Уруп по пути в Совкультурник. Бабушка рассказывала, где она жила, куда ходила в школу, а я, если честно, тогда еще не понимала до конца, почему это ей так важно.
Да потому, что здесь прошло ее детство, с этим местом связаны последние воспоминания об отце, это та малая родина, которую каждый человек хранит бережно в своем сердце.
И именно сюда, на Родину, вернулась через годы память о солдате из ст. Передовой Георгии Андреевиче Болдареве - солдате, который честно воевал и ныне покоится в братской могиле с другими военнопленными в далёкой Польше.

Изменения будут внесены
Теперь необходимо внести исправления на сайте ОБД-Мемориал, чтобы фамилия была записана правильно - не Болдырев, а Болдарев. Запрос уже сделан. И обозначить его имя на дополнительной плите мемориала ст. Передовой, материалы к которой уже готовится.
Ольга Серкова, заведующая общественным музеем ст. Передовой. Фото из архива музея.
Номер: 129 (8145)
Рубрика: История
 
Новости

Судьба солдата

Дата публикации: 27.10.2018

Нередко можно услышать: столько лет прошло, а мы всё о войне, да о войне. Почти никого не осталось из солдат, принимавших участие в сражениях Великой Отечественной. Но есть те, кто не смирился с личной потерей, кто надеется и ждёт, кто рад любому известию. Это дети и внуки не вернувшихся с войны. А есть ли что-то более мучительное, чем неизвестность – где, когда сложил голову солдат, есть ли могила… И когда удаётся кому-то помочь, понимаешь, что всё не зря…

О судьбе расскажет фотография
На сайте общественного краеведческого музея станицы Передовой есть фотоальбом, в котором опубликованы фотографии военнопленных солдат, жителей наших мест. Фотографии сделаны вражеской рукой, многие из пленных так и не вернулись домой. Многие из них числились по старым документам и Книге Памяти Краснодарского края пропавшими без вести, но с помощью сведений сайта ОБД-Мемориал министерства обороны РФ, в том числе и по немецким документам, удалось установить некоторые судьбы.
Многие станичники видели эти портреты – измождённые, суровые, порой даже скорбные лица солдат смотрят прямо на нас, держат в руках таблички с номерами, которые вместо имён присваивались каждому, кто попадал в концлагеря, шталаги и офф-лаги. Становится жутко при понимании, что эти фотографии пришли к нам, будто с того света, через годы вернулись домой с весточкой своей земле и близким.

Весточка сквозь годы нашла адресата
И случается, что она находит своего адресата.
Недавно на сайт музея пришло письмо. Вот несколько строк из него: «Добрый день, увидела у вас на сайте информацию о военнопленном Георгии Андреевиче Болдареве, 10.07.1907 г.р., моя бабушка предполагает, что это её отец, хотела узнать, может, вы ещё располагаете какими-то сведениями?»
И началась переписка, были получены воспоминания дочери, рассказы правнучки, фотографии, было много работы. Нужно было собрать воедино разрозненные сведения, проверить их. Дело в том, что на памятных плитах Мемориала павшим в парке ст. Передовой значится Егор Андреевич Болдырев, 1907 г.р. Есть он и в Книге Памяти Краснодарского края, как пропавший без вести. А данные на Георгия Андреевича Болдарева нигде не были указаны.
Пришлось просмотреть записи о рождениях в метрических книгах церкви св. вмч Димитрия Солунского ст. Передовой, чтобы удостовериться, что это один и тот же человек, узнав при этом, что родился он на месяц раньше – 09.06.1907 г., что роду он казачьего, передовского, что в семье было шесть сыновей и дочь Варвара.

Воспоминания дочери
Георгий Андреевич Болдарев родился, по уточненным данным, 9 июня 1907 года. Как рассказывает его средняя дочь Александра Георгиевна, сейчас ей 81 год:
- Папа работал заведующим на конеферме в хуторе Байбарис. В апреле 1941 года его вместе с конефермой призвали в армию. Отец перевез нас из родного дома в ст. Передовой в казённый дом на хут. Советский культурник. Последнее, что он сказал, что здесь вы без меня сможете выжить.
Мама долго плакала, а мы бегали, играли и не понимали, что больше не увидим его никогда. В конце лета пришло извещение, что он пропал без вести.
Мама одна заботилась о нас четверых. Мы голодали. У мамы была прялка и ткацкий станок, и она из конопли пряла нить и ткала ткань, из которой потом шила нам одежду. Две старшие сестры, Нина и Татьяна, после переезда на Совкультурник сразу пошли работать на ферму: пасли и доили коров.
Мама работала в бригаде, которая обрабатывала поля. Чего они только не делали: пололи грядки, собирали урожай, в основном, картофель, обмазывали амбары, косили траву. За работу им полагалось двухразовое питание: баланда из соевой макухи и кукурузная лепешка. Тогда люди работали просто, чтобы поесть.
Когда началась война, мне было четыре года, а самой младшей моей сестре Варваре - два года, мы ходили в детский сад. В шесть лет, в 1943 г., мама отдала меня своей бездетной сестре в Передовую, у которой я прожила два года и там же закончила два класса школы. Очень скучала по маме, и после окончания второго класса вместе с двоюродной сестрой отправилась пешком к ней из Передовой на Совкультурник.
Но через два года, в 1945 г., меня поместили в интернат в Передовой, там я отучилась еще два года. Помню, как было мне одиноко, голодно и холодно. Я даже завидовала детям из детского дома - у них была обувь и ленточки в косичках.

Судьба сама выбирает нас
В семье сохранилось несколько довоенных фотографий, по которым и стали сравнивать отца с карточкой военнопленного. И сходство поражает: на старом фото, сделанном незадолго до войны, изображена вся семья: мама – Мария Ивановна, отец - Георгий Андреевич и четыре дочери, Александра Георгиевна стоит между родителями. Здесь отец тоже суровый, но улыбка чуть тронула его губы – он дома, в своей семье.
Никто из них не мог предположить, какая горькая судьба выпадет на его долю.
Воевал он в 155 стрелковом полку, но совсем недолго – 8 октября 1941 года попал в плен около местечка Поповка, затем был увезен в Германию в шталаг III-C Alt-Drewitz. Там ему был присвоен личный лагерный номер 26868.

Сведения из концлагеря
Немецкая карточка сухо сообщает, что Boldarew, его фамилия на латинице, - блондин, рост 169 см., из крестьян, православный, рядовой, что отца зовут Андреем, мать – Марфа, её девичья фамилия - Чекалина. Есть и сведения о том, что жена Мария Ивановна живёт в станице Передовой Удобинского района Краснодарского края. В отдельном квадратике виден отпечаток большого пальца правой руки.
Шталаг III-C, что означает рабочий лагерь, был построен в июне 1940 года (фашисты готовились) на окраине деревни Альт-Древитц, в шести километрах от крепости Кюстрин, сейчас - Drzewice, в 80 км к востоку от Берлина. Его военнопленных использовали на разных работах. Первоначально лагерь служил местом содержания нескольких тысяч солдат и унтер-офицеров из Польши, Франции, Великобритании, Югославии и Бельгии, а с 1943 г. - и из Италии.
Советские военнопленные стали поступать в лагерь в июле 1941 года. Для их содержания была отведена отдельная территория.
По имеющимся на сегодняшний день данным, в лагере погибло свыше 12 тысяч военнопленных – они были убиты или умерли от голода. Большинство военнопленных солдат направлялись работать в промышленности и на фермах в Бранденбург.
Через четыре месяца, 6 февраля 1942 г., Георгий Андреевич был переведен в 69-й лазаретный барак с диагнозом острый бронхит.
Лазаретом называли отдельное огороженное пространство внутри лагеря. Состоял он из восьми бараков: два барака - для службы лазарета и шесть - для размещения больных, по 250 человек в каждом.
В бараке «С» находились инфекционные больные и раненые. Медицинскую помощь не оказывали - проводили эксперименты. В лазарете запрещалось закрывать окна, пол ежедневно увлажнялся, утром давали желудевый кофе, в обед суп из неочищенной брюквы на воде. Хлеб выдавался по норме 1 буханка на 12 человек в день. Смертность в лазарете была очень высокой.
Нашему солдату удалось там продержаться довольно долго, видимо, его использовали для обслуживания бараков целый год – смерть наступила 19 марта 1943 г.

Если бы только был жив отец…
Александра Георгиевна часто повторяет: «Если бы мой отец не пропал на войне, моя жизнь сложилась бы совершенно по-другому».
- После войны мы переехали в Туапсе. Старшая сестра Нина устроилась работать на нефтезавод, я закончила восьмой класс, хотела поступить в техникум, но директор школы из Передовой не прислал мою характеристику, и я пошла разгружать вагоны на торгово-закупочную базу (ТЗБ), потом меня отправили в г. Краснодар учиться на продавца широкого профиля, - делилась воспоминаниями дочь Георгия Андреевича Болдарева. - После окончания вернулась в Туапсе, где и работала в магазине. В 1956 году вместе с подружкой поехала работать в Туркменистан в город Челекен, где тоже работала в торговле, там я и познакомилась со своим будущим мужем.
Вслед за мной на полуостров переехали две мои сестры Нина и Варвара. Мама осталась одна в Туапсе, она работала на машиностроительном заводе в охране. В Туапсе она самостоятельно научилась читать и писать, получала пособие по потере кормильца, продукты и вещи. Замуж не выходила, всё ждала, все надеялись, что папа вернется. Писали запросы в архивы, искали по госпиталям… В 1959 году я вернулась в Туапсе и устроилась работать на машиностроительный завод. Там работала термистом и параллельно училась в техникуме по профессии техник-электрик промышленного оборудования. В дальнейшем я работала и начальником АХО, и инспектором по распределению жилищного фонда, и управляющим базой отдыха. Кроме того активно занималась общественной деятельностью - была комсомолкой, пионервожатой в школе, членом партии, депутатом Городского совета (12 лет), депутатом Краевого совета (два года), председателем комиссии по выборам в Верховный Совет РСФСР. Имею звания - Ударник коммунистического труда, Ветеран труда.
Сейчас у Александры Георгиевны двое детей, четверо внуков, пять правнуков. Она живет в Туапсе.
Правнучка солдата Анастасия Владимировна, ей 34 года, живёт в Краснодаре, рассказывает:
- Бабушка возила меня, когда я была еще маленькой, в Передовую, на хутора Ильич и Байбарис. Мы заходили в гости к ее подруге, ездили к тому месту, где много лет назад отец на телегах перевозил их через Уруп по пути в Совкультурник. Бабушка рассказывала, где она жила, куда ходила в школу, а я, если честно, тогда еще не понимала до конца, почему это ей так важно.
Да потому, что здесь прошло ее детство, с этим местом связаны последние воспоминания об отце, это та малая родина, которую каждый человек хранит бережно в своем сердце.
И именно сюда, на Родину, вернулась через годы память о солдате из ст. Передовой Георгии Андреевиче Болдареве - солдате, который честно воевал и ныне покоится в братской могиле с другими военнопленными в далёкой Польше.

Изменения будут внесены
Теперь необходимо внести исправления на сайте ОБД-Мемориал, чтобы фамилия была записана правильно - не Болдырев, а Болдарев. Запрос уже сделан. И обозначить его имя на дополнительной плите мемориала ст. Передовой, материалы к которой уже готовится.
Ольга Серкова, заведующая общественным музеем ст. Передовой. Фото из архива музея.
Номер: 129 (8145)
Рубрика: История